Деньгами не залить провал в образовании. «Полный контакт» Владимира Соловьева, видео Никиты Михалкова и мои скромные комментарии

Я очень люблю радио «Вести ФМ». Здесь обсуждаются важные вопросы. Мнения экспертов об острых проблемах современности всегда интересны и обоснованы. Также, многие передачи способствуют расширению кругозора и повышению уровня эрудиции. Мой любимый оратор: Евгений Янович Сатановский. Его слушаешь - все равно, что энциклопедию читаешь. Передачи Владимира Рудольфовича Соловьева, человека, безусловно, недюжинных знаний, опыта и таланта, профессионала своего дела,  также редко кого оставляют равнодушными. Именно его передачи часто затрагивают самые наболевшие вопросы и порождают самые жаркие дискуссии.  Не смотря на некоторую крикливость и иногда хамство, программа Владимира Рудольфовича «Полный контакт» почти всегда очень содержательна, заставляет думать, рассуждать, вдохновляет.

Вчера же в передаче обсуждалась тема, которая является для меня очень важной: образование, школьное и университетское. Многие из высказанных на передаче идей можно было бы использовать для конструктивного решения проблемы низкого качества образования в России. Много было и ненужных взвизгиваний и ругани от Владимира Соловьева, которые определенно портили впечатление от программы. Но, в целом, нынешнее обсуждение этой темы на ВестиФМ заставило переживать. Так, что захотелось ответить. Предварительно все обдумав и более подробно ознакомившись с темой, я хотела бы высказать свое мнение.

Дмитрий Медведев выступает на форуме «Территория смыслов на Клязьме»

На встрече с Дмитрием Анатольевичем Медведевым преподаватель Дагестанского Государственного Университета задал вопрос: « … Задача на государстве и на нас, преподавателях, лежит … большая.  Это воспитание образованной молодежи, воспитание молодежи в духе патриотизма. Но получается так, что молодые учителя получают зарплату 10-15 тысяч, в то время, когда силовые структуры и полиция получают 50 и выше. Я считаю, что наша задача не менее важная и ответственная. Тем более, они работают с последствиями наших ошибок, а у нас есть возможность, если государство поддержит, искоренить их причины».

Медведев Д.А.: «Я, когда окончил университет, был молодым преподавателем, получал 90 рублей, а лейтенант милиции получал 250. Так и было. И труд в милиции, полиции, он тоже, вы знаете, сложный, опасный, в Дагестане в особенности. Поэтому здесь не нужно сравнивать это. Вопрос в том, что ты в жизни выбираешь. Я тоже когда-то заканчивал университет. У меня была альтернатива. Можно было пойти в аспирантуру на небольшую стипендию, а можно было (меня приглашали, я неплохо учился) сразу пойти в прокуратуру или систему МВД. Там платили 250 рублей. Это были приличные деньги. … Но я выбрал аспирантуру. Потому что считал, что для меня это важнее. Каждый человек в жизни выбирает то, что для него важно. Это первое.

Второе: я абсолютно уверен, что современный энергичный преподаватель способен не только получать ту заработную плату, которая ему положена по должностному расписанию, но как-то, так сказать, еще что-то заработать. Во всяком случае, я, когда был молодым преподавателем и работал на факультете, я просто много лекций читал, семинаров вел, и, в общем и целом, мне как-то удавалось сводить концы с концами.

Ну и, наконец, последнее: конечно, мы не отказываемся от тех решений, которые связаны с повышением заработных плат сотрудникам университетов. Другое дело, что это невозможно сделать одномоментно.  Ну и должна быть разница между заработной платой ассистента, который только закончил университет, и заработной платой профессора, который уже много лет работает и который имеет свою школу. Все-таки здесь должен быть какой-то разрыв, который создает конкуренцию.

Ну а самое главное – это личный выбор. Меня часто об этом спрашивают, и по учителям, и по преподавателям. Это призвание. А если хочется деньги зарабатывать, есть масса прекрасных мест, где это можно сделать быстрее и лучше. Тот же самый бизнес. Но вы же не пошли в бизнес, как я понимаю».

Итак, я предлагаю вашему вниманию фрагменты передачи Владимира Рудольфовича Соловьева на тему «Деньгами не залить провал в образовании», а также мои небольшие комментарии и заметки к его выступлению.

Вы также можете прослушать полную аудиозапись этого выпуска программы «Полный контакт» здесь или на официальном сайте Вести ФМ.

Соловьев:

И вот скажите мне, вся эта бешеная истерика с чем связана?..

Сейчас вы услышали полностью вопрос и ответ. Что здесь не соответствует горькой правде жизни? Что, у кого-то есть сомнения в том, что когда человек выбирает профессию педагога, он хорошо понимает, что это не сладкий хлеб. И это не роскошная жизнь. Что, у кого-то есть сомнения? При этом, во всем мире. Если вы посмотрите, то среди списков Forbes учителей нет…

1) Среди списков Forbes учителей нет... Владимир Рудольфович перегибает палку. Он говорит о роскошной жизни, видимо не понимая, что для большинства трудящихся обозначенной профессии речь идет о выживании, особенно если работа в школе/ВУЗе – единственный источник дохода. Даже Дмитрий Анатольевич Медведев подтверждает, что даже когда он «много лекций читал, семинаров вел», ему удавалось  лишь «сводить концы с концами».

Я ознакомилась с исследованиями разных авторов и компаний по вопросы заработной платы учителей в разных странах. Вот такой результат получился.

Зарплата учителей в разных странах мира (источник 1)

Зарплата учителей в разных странах мира (источник 2)

Зарплаты учителей в разных регионах России

 

Соловьев:  Как вы считаете, какая зарплата учителя достаточная?

2) Какая зарплата учителя достаточная? По моему мнению, нижняя граница для выпускника без опыта за ставку должна быть не менее 20 тыс. рублей (для Краснодара и Адыгеи). Для более опытных преподавателей 30 тыс. и выше. При этом я хотела бы акцентировать свое внимание на том, что молодому учителю ни в коем случае нельзя брать более одной ставки, чтобы повысить свою зарплату. Я работаю учителем шестой год, но каждый день, в том числе и летом, я готовлюсь к урокам, готовлюсь к мероприятиям, готовлюсь к классным часам, читаю, изучаю, осваиваю новые методики. Это огромный труд, который молодому специалисту невозможно выполнять, имея более 20 часов в неделю.

Система подсчета часов работы преподавателей прописана в законе (подробнее в этой статье на сайте или в документе .doc). Все рабочее время учителя делится на две части: «нормированная преподавательская работа» (то есть непосредственно уроки, количество часов по которым легко определить по табелю учета рабочего времени и графику работы) и «ненормированная педагогическая работа, осуществляемая в течение рабочего времени, которое не конкретизировано по количеству часов». Для всех наемных работников есть одна общая норма – 40 часов в неделю. Если учитель ведет 30 уроков в неделю, то на подготовку к урокам у него остается 10 часов. Какое уж тут саморазвитие и инновационные технологии обучения! Тетради успеть бы проверить.

 

Соловьев: Вот мы всегда так возмущаемся: что, нам учителя не нужны? Нужны. Сразу будет следующий вопрос: а какие учителя нам нужны? А сколько нам нужно учителей? Какого они должны быть качества? Ведь нельзя взять, унаследовать систему, которая была, и сказать: «А теперь мы всем раздаем сумасшедшие зарплаты». Ведь именно среди учителей, также как среди врачей, сейчас пошла бешеная дифференциация. Если учитель работает в частной школе, это одни деньги, довольно большие. Если учитель работает не в частной школе, то это может быть крайне тяжелая жизнь. Еще в зависимости от региона: если учитель работает в Москве, то он неплохо получает. Если учитель работает где-нибудь в глубинке, то есть нюансы. Там же есть программа для молодых специалистов на селе, где им еще жилье дают. А есть районы, где совсем тяжело. Ну вот как в Дагестане. Ну, конечно, это очень маленькая зарплата учителя. …

...

Вообще всегда был такой очень простой вопрос. А если ты говоришь, что ты работаешь на 10 000 рублей, то как ты выживаешь? Вот ты здоровый мужик. Идешь работать учителем. Ты знаешь, что у тебя будет зарплата 10 000. Как он на эти деньги выживает? Он делает что-то еще? Занимается репетиторством? Он как-то крутится? Или он просто постоянно жалуется и говорит «зато я очень люблю детей»? Я верю, что он очень любит детей, но если себе представить ситуацию, в которой у тебя на эту ставку нельзя найти никого, просто никого…. Ты говоришь: «ну вот я собираюсь платить учителю максимум 15 тыс. рублей. На что общество говорит: «А  нас нет никого, кто на эти деньги пойдет работать». Значит ты невольно должен сказать, что 15 тыс. маловато, так? Всегда это некое соотношение: а за сколько ты соглашаешься? Ведь любая профессия, она как-то оценивается. …

3) А за сколько мы соглашаемся? Действительно, если зарплата учителя такая маленькая, почему мы соглашаемся работать в школе? Мне трудно давать ответ на этот вопрос в общем обо всех педагогах. Но рискну предположить, что у многих из моих коллег причины схожи с моими.

Преподавательская деятельность — это то, что я уже умею делать хорошо. Эта работа предполагает развитие и саморазвитие, обучение и самообразование. Ты учишь, но и учишься сам. Мне это нравится. Работа учителя интересная, творческая, разнообразная, интеллектуальная. Накоплен опыт, созданы материалы. Я знаю детей, а дети знают меня. Нам нравится работать вместе. Ключевое слов здесь «нравится». Я пробовала работать, например, секретарем. Зарплата стремится к 30 тыс. рублей. Обязанности не составляют особых сложностей: «Добрый день, компания ... . Чем я могу вам помочь?», затем проверяем почту, сортируем документы и так далее. Это скучно. Творческий человек чувствует себя в таких условиях, как в клетке. Именно поэтому учитель не идет на такую работу. Это все равно, что художника заставить делать годовой финансовый отчет. Среди учителей ходит шутка, что если даже в школе совсем перестанут платить зарплату, мы все равно будем продолжать работать. Все вышесказанное относится, конечно, к истинным учителям. Есть в школе и случайные люди, которых больше никуда не берут. Но о них судить я не берусь.

Итак, первая причина ясна. Как раз по Медведеву: учитель — это призвание.

Почему же тогда учителя, имеющие призвание, не идут туда, где платят больше, то есть в частные школы. Главная причина для меня — это график работы. В основном, преподаватель частной школы работает во второй половине дня (иногда до 10 часов вечера), что человек семейный, особенно женщина, позволить себе не может. Кроме того, школа — это относительно свободный график (не с 8 до 5, как в офисе), а готовиться к урокам и мероприятиям можно дома. Хотя здесь есть и обратная сторона медали. Работать иногда приходится по выходным, а иногда и ночью, чтобы, например, успеть подготовить какое-то мероприятие или викторину. Очень много времени занимает бумажная работа классного руководителя, часто бесполезная и бессмысленная.

Значит, вторая причина — график.

И третье. А почему бы талантливому учителю не открыть свой бизнес в образовательной сфере, как раз как советовал Д.А.Медведев? И зарабатывать можно хорошо, и сам себе хозяин. Некоторые молодые, активные специалисты так и делают. Другие уходят во фриланс, репетиторство. Большинство из тех учителей совмещают работу в школе и частные уроки. Это выход. Но на деле происходит то же увеличение недельной нагрузки на учителя, отчего страдает качество преподавания в школе. Невозможно успеть все. Вот и находит золотую середину каждый для себя сам. Естественно учитель с большей ответственностью относится к той работе, где тебе платят и где есть конкуренция (репетиторство), а к той, где рабочее время вне рамок самого урока не оплачивается и конкурс на рабочее место имеет отрицательное значение (школа). Качество в обоих направлениях зависит от выносливости преподавателя. Я, например, весь предыдущий год спала по 4 часа. Серьезно. До потери сознания. Долго ли так может продолжаться? Приходится находить тот самый компромисс, золотую середину между желанием выполнять свою работу идеально и потребностью зарабатывать на жизнь.

Сообщение слушателя: «И раньше педагог не жил богато, но сейчас хороший учитель нищенствует. Ушла. За 2 ставки 11 тыс. рублей. Английский язык. Краснодар».

Соловьев: Конечно, это издевательство. Согласен. А репетиторством занимались?

4) «А репетиторством занимались?» — спрашивает нас Владимир Рудольфович. Человек, который неплохо зарабатывает, действительно не имеет ничего против репетиторства. Я же, мама двоих детей, со страхом смотрю на то время, когда мне нужно будет нанимать репетиторов для сдачи ЕГЭ по математике и русскому. Репетиторство переносит образование с сферу коммерции. Образование перестает быть общедоступным. Хотя мы все платим налоги и имеем право на бесплатное качественное образование. А на деле родители платят за него немалые деньги. Выходит, платят дважды! Между прочим, скажу, что дополнительные занятия отдельно с отстающими и отдельно с одаренными детьми необходимы. Даже больше. В продвинутых общеобразовательных учреждениях эта работа является обязательной, что соответствующим образом и оплачивается (Краснодарское президентское кадетское училище, например). В здоровой образовательной системе репетиторства не может быть, так как тьюторство в норме должно уже входить в работу учителя и официально оплачиваться.

тьюторство

Соловьев: Смотрите на проблему системно. Есть система. Рядом. Финляндия называется. Почему там педагог получает много и почему там на протяжении многих лет одна из лучших школ мира. Система школьного образования? Не задавали себе такой вопрос? А потому что там не так легко поступить в педагогический ВУЗ. Потому что там не педагогический ВУЗ, они все с университетским образованием. Потому что система школьная там построена совсем по-другому. Вы хотите, не изменив систему, не изменив систему подготовки преподавателей, не изменив количество преподавателей, не оценив потребность, не оценив уровень требований к этим преподавателям, взять и всем повысить зарплату. И от этого будет чудо? А если посмотреть правде в глаза и посмотреть, какое поколение воспитано этими педагогами. Вы довольны этим?..

5) Подготовка преподавателей и контроль качества работы. Контроль за качеством работы преподавателей стал значительно строже за последние годы. Учителя оцениваются по многим критериям. Пройти аттестацию на первую, а тем более высшую категорию сейчас достаточно сложно.

С полным перечнем критериев и требований знаком каждый учитель. Например, приказ «об утверждении критериев результативности деятельности при аттестации педагогических работников» в республике Адыгея.

Если говорить кратко, то это 17 критериев:

1. Уровень сформированности информационно-технологической компетентности учителя.

2. Реализация учителем: программ углубленного изучения предмета; профильного обучения (в т.ч. элективных курсов).

3. Участие учителя в инновационной или в экспериментальной деятельности, в работе стажировочных площадок.

4. Результаты участия обучающихся в государственной итоговой аттестации по программам среднего общего образования в форме ЕГЭ.

5. Качество знаний обучающихся по результатам итоговой аттестации по программам основного общего образования в форме ОГЭ.

6. Качество знаний обучающихся по результатам независимого республиканского или муниципального тестирования.

7. Качество знаний обучающихся по итогам школьного мониторинга по итогу учебного года (за 3 года).

8. Качество знаний обучающихся коррекционных классов по итогам школьного мониторинга.

9. Позитивные результаты участия обучающихся в мероприятиях различных уровней: очные предметные олимпиады; официальные конкурсы и соревнования.

10. Позитивные результаты внеурочной деятельности обучающихся по учебным предметам: заочные олимпиады; открытые конкурсы; конференции научных обществ; выставки, турниры.

11. Наличие целостного обобщенного педагогического опыта.

12. Публикация методических материалов из опыта работы (авторских программ, разработок, статей), наличие печатных изданий, видеоуроков.
На авторские программы, методические разработки размещается рецензия не ниже муниципального уровня.

13. Участие учителя в научно-практических конференциях, педчтениях, в работе методических объединений, постоянно действующих семинарах, проведение открытых уроков, мастер-классов.

14. Общественная активность педагога: работа в качестве эксперта при аттестации педагогических работников; участие в работе предметных комиссий при проведении ГИА; работа в составе жюри конкурсов; руководство методическим объединением; профсоюзная, депутатская деятельность.

15. Результаты работы в качестве классного руководителя.

16. Участие учителя в профессиональных конкурсах, проводимых Министерством образования Российской Федерации, Министерством образования и науки Республики Адыгея, муниципальными органами управления образованием

17. Поощрения учителя за профессиональные достижения в межаттестационный период.

18. Повышение квалификации по профилю работы за 5 лет профессиональная переподготовка.

Я сама прошла аттестацию на первую категорию совсем недавно. Большая часть моих достижений представлена на этом сайте: уроки, разработки, сценарии, мастер-классы, фотографии, дипломы и сертификаты. За каждым стоит огромный труд. А результат? Удовлетворение. Моральное, духовное, творческое. Денежное выражение он имеет весьма символическое. 

Итак, система контроля улучшена. Но она не работает. Потому как не создана конкуренция. Не кем заменить учителей, которые не соответствуют высоким профессиональным требованиям. Не создана мотивация для достижения высоких результатов. Единственная мотивация — в голове каждого отдельно взятого педагога. Это вопрос морали, чести, самоуважения. Но нельзя же в таком важном вопросе, как воспитание и обучение подрастающего поколения, поставить в зависимость от индивидуальных моральных качеств отдельных учителей. Вспомните пирамиду Маслоу. Физиологические потребности должны быть удовлетворены в первую очередь. Если кушать нечего, трудно думать о высоком. Поэтому универсальной мотивацией для повышения качества преподавания все-таки является повышение зарплаты. Или же социальные льготы. Реальные социальные льготы. 

Соловьев: Да, Финляндия брала за основу советскую систему образования 50-х годов, только очень сильно ее изменила. А мы от этой системы отказались. Мы вообще ушли от этой системы. И мы сейчас говорим «Давайте всем прибавим зарплату». А кто «все»? Советского Союза больше нет. Социализма больше нет. И сложилась довольно странная экономика. С одной стороны это экономика риска, с другой стороны это экономика, где каждый хочет чувствовать себя спокойно. Спокойно, яко бы – это бюджет. А в бюджете денег мало. А экономика риска – это сегодня ты можешь быть очень богат, завтра безработен.  Можешь полностью разориться. То, чего нет у учителей. То, что учителя получают мало, вопиюще. То, что учителей хороших мало, правда. Очень мало. И учителя вообще отвечают за качество образования? Чем? «Чтобы в педвузы не шел сброд по остаточному принципу, нужно повышать престиж профессии». А как его повышать, престиж профессии? Когда в обществе реально педагогов не уважают. Ну потому что, когда в обществе педагогов уважают, это видно, например, в отношении родителей к педагогам. Вы видели систему отношений нынешних, родителей с педагогами? Это похоже на уважение? Как может повлиять родитель на педагога? Деньгами и угрозами. А педагог на родителя? Что, гнобить ребенка? Система же вся больная. И вы хотите ее вылечить тем, что сказать «давайте дадим денег». Да реформировать надо всю систему образования.

6) Престиж профессии. Система отношений «учитель-ученик-родитель».

С тем, что систему нужно реформировать, трудно не согласиться. Но что-то подсказывает мне, что системы «профессиональный учитель — счастливый, индивидуально развитый ученик — довольный родитель» нет в ближайшем будущем нашей страны. В значительной мере проблема связана с финансированием этого процесса. Но самое плохое — это то, что нет даже планов и намерений изменить существующую ситуацию (об этом далее говорит Владимир Рудольфович). Проблемы в российском образовании намеренно игнорируются. Учителя недовольны, но молчат. Родители недовольны, но только ругают учителей, которые, по сути, ни в чем не виноваты. Дети, если повезет с учителем, развиваются и получают хорошее образование. Если есть финансовые возможности, тоже развиваются и получают хорошее образование. Если не повезет... Ну, наверное, каждый как-то может устроиться в жизни. Но на селе продолжают пить, армия менеджеров по продажам растет, а продукты научного и технологического труда продолжают закупаться за рубежом, природные ресурсы распродаются.

Мне сложно говорить о том, как именно должна реформироваться система российского образования. Многие, как и В.Р.Соловьев, говорят о финской модели (интересная статья о финском образовании здесь). Уверена, что и в ней есть свои подводные камни, а для России должен быть разработан свой путь. Этот вопрос требует дополнительного изучения. У меня нет достаточных знаний и опыта, чтобы давать советы, рекомендации. Волей неволей я интересуюсь этим вопросом. Продолжаю следить за развитием событий. Переживаю за то, какое образование получат мои дети, смогу ли я продолжать работать в школе, если, например, по каким-либо причинам на меня ляжет ответственность за финансовое положение моей семьи. Мне больно и неприятно, когда по радио и телевидению учителей унижают, что случается с завидной регулярностью в последнее время. Но меня радует, что мои ученики меня ценят и уважают, также как и некоторые родители. Эта проблема волнует меня. Я прошу вас, мои читатели, не оставаться безразличными к судьбе российского образования. Призываю вас думать, размышлять, трезво оценивать ситуацию. Именно осознанность и неравнодушие, возможно, в конечном итоге поможет нам создать необходимые условия для качественного обучения и достойного воспитания наших детей.

Соловьев: В стране нет системы школьного образования, которая курируется из единого центра. Школьное образование абсолютно отдано на откуп регионам. Система не работает. Не только потому, что люди плохо сдают ЕГЭ, а потому что дико падает уровень образования в стране. Не понимать, что это происходит в таком виде, который уже напоминает эпидемию, невозможно. У нас дикая деградация профессиональных кадров. Если вы посмотрите, какое дикое количество педагогических ВУЗов и сколько они выпускают людей, и какого качества там образование, вам станет страшно. Наше представление об учителях как сподвижниках справедливо, но это единичные случаи, о которых мы вспоминаем с придыханием по нашему собственному опыту. Большинство, к сожалению, преподавателей давно не соответствуют уровню современных требований.  Это надо очень четко и ясно понимать. Для того, чтобы иметь возможность действительно каким-то образом изменить систему, надо посмотреть на нее трезво. Нельзя взять и сказать «давайте насытим денег». Это ничего не даст. Мало того, учитывая, какое количество людей работает преподавателями, если мы насыплем денег, то это приведет к инфляции, которая сожрет все то, что мы насыплем. Самая большая и самая сложная проблема – это переход из одного состояния «плохая школа, низкие оплаты» к хорошему состоянию «отличная школа, достойные зарплаты». Вопрос, как это сделать. А это сделать можно, только если план расписан. А этот план даже никто не пытается расписать. Вот какое-то время была идея «а давайте оснастим школы». Ну оснастили школы, поставили там компьютерные классы и что-то еще. А школа – это не только и не столько оснащение. В первую очередь, школа – это люди, которые работают в школе. Качество этих людей. Поэтому надо менять изначально подход. Государственный подход. То есть педагог, который работает в любой школе России, должен быть уверенно высокого профессионального уровня. Не по остаточному принципу, который сам ничего не знает. Необходима стандартизация этого процесса: выпуска преподавателей. Дальше необходимо, чтобы они четко понимали, где они будут работать, как они будут работать. … В советское время, кроме денег, был социальный пакет, было другое отношение государства. То есть было понимание: ты работаешь в школе и что за это ты, в конечном итоге, будешь получать. Сейчас этого всего нет. Поэтому сейчас надо идти от профессионалов.

...

А есть разве конкурс среди преподавателей? Разве у ребенка разве есть возможность сказать: «Этот преподаватель плохой, мы к нему не пойдем»? Нет. Нет возможности выбирать. Тебя не выгонят. В твой класс не могут записаться или не записаться. Совсем другая система. Надо ее менять. …. Необходимо создавать серьезную структуру, которая занялась бы выработкой планов реформы школьного образования, а потом и институтского образования. В свое время Никита Сергеевич Михалков сделал блистательную передачу в цикле «Бесогон» о проблемах нашего образования. Деньгами не залить этот пожар. Надо видеть системную проблему.

Сообщение слушателя: «Срочно. Надо создавать общественный комитет по борьбе с Министерством образования».

Никита Михалков: «Поговорим об образовании»:

Никита Михалков: "Образование превратилось в «Поле чудес»:

Словарь
  • english
  • Russian
  • Англо-русский словарь

Double click on any word on the page or type a word: